Место жительства несовершеннолетних определяется

Оформление регистрации несовершеннолетним гражданам

Место жительства несовершеннолетних определяется

В ст. 54 Семейного кодекса Российской Федерации дано следующее определение – ребенком признается лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет.

Родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (ст. 61 СК РФ).

Местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их законных представителей – родителей, усыновителей или опекунов (ст. 20 ГК РФ).

На основании п. 114 Приказа ФМС России № 288 от 11.09.2012 г.

«Об утверждении административного регламента предоставления Федеральной миграционной службой государственной услуги по регистрационному учету граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации» регистрация по месту жительства несовершеннолетних граждан, не достигших 14-летнего возраста и проживающих вместе с родителями (усыновителями, опекунами), осуществляется на основании документов, удостоверяющих личность родителей (усыновителей), или документов, подтверждающих установление опеки, и свидетельства о рождении этих несовершеннолетних с письменного согласия их законных представителей. Указанная регистрация осуществляется с выдачей свидетельства о регистрации по месту жительства формы № 8.

В случае прибытия несовершеннолетних граждан вместе с родителями (усыновителями, опекунами) к месту жительства в жилые помещения государственного, муниципального и специализированного жилищного фонда, регистрация детей осуществляется независимо от согласия наймодателя, нанимателя и граждан, постоянно проживающих в данном жилом помещении.

В соответствии со ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается их соглашением, поэтому ребенок может быть зарегистрирован по месту жительства отца или матери.

Для регистрации несовершеннолетнего ребенка одним из родителей требуется согласие от второго родителя, если он зарегистрирован по месту жительства в другом жилом помещении. Нормативно-правовые акты не содержат требования о том, что второй родитель должен присутствовать при подаче документов на регистрацию ребенка, либо выражать свое согласие в письменном виде.

Закон Российской Федерации от 25.06.1993 г. № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» обязывает граждан Российской Федерации независимо от их возраста регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации.

Граждане, прибывшие к месту жительства, обязаны не позднее 7 дней со дня прибытия обратиться с заявлением по установленной форме к должностным лицам, ответственным за регистрацию, либо подать его и другие, предусмотренные законом документы, в форме электронных материалов через единый портал госуслуг.

Обязанность по регистрации несовершеннолетних детей, не достигших 14-летнего возраста, возлагается на их законных представителей, т.е. на родителей, усыновителей или опекунов.

Федеральный закон от 15.11.1997 г.

№143-ФЗ «об актах гражданского состояния» устанавливает обязанность подачи родителями заявления о рождении ребенка в орган записи актов гражданского состояния не позднее чем через месяц со дня рождения ребенка.

Если свидетельство о рождении уже получено, и ребенок прибыл на постоянное место жительство к отцу или матери, законный представитель ребенка, не позднее семи дней обращается с документами к должностным лицам, ответственным за регистрацию.

В случае, если родители допустили проживание ребенка без регистрации, они несут административную ответственность в соответствии со ст. 19.15 КоАП РФ., т.к. ребенок, проживающий без регистрации по месту жительства или по месту пребывания свыше установленного законом срока, не подлежит административной ответственности, так как не достиг 16-летнего возраста.

Учитывая, что в результате бездействия родителей, допустивших проживание без регистрации своих малолетних детей, не наступают общественно-опасные последствия, к ним (родителям) возможно применение ст. 2.9 КоАП РФ (устное замечание).  

До наступления 14-летнего возраста дети считаются малолетними, и от их имени могут выступать только законные представители (родители, усыновители, опекуны, попечители).

Ограниченная дееспособность возникает у детей по достижению ими 14 лет. С этого возраста они могут действовать самостоятельно, но с письменного согласия своих законных представителей.

Ограниченная дееспособность означает, что написать и подать заявление о регистрации по месту жительства ребенок может один, приложив к заявлению нотариально удостоверенное согласие законных представителей (в данном случае нотариус только удостоверяет подпись на таком согласии).

Несовершеннолетний ребенок в возрасте от 14 до 18 лет может быть зарегистрирован по месту жительства совместно со своими родителями (одним из них) на основании собственного заявления и без согласия законных представителей т.к. Семейным кодексом Российской Федерации ему предоставлено право на совместное проживание с родителями.     

Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, регистрируются по месту пребывания в специализированных учреждениях (образовательных, социального обслуживания населения, системы здравоохранения и других аналогичных учреждениях), а также в общежитиях и жилых помещениях, не являющихся местом их жительства, занимаемых семьей опекуна (попечителя) или приемной семьей, в порядке, установленном Регламентом.

Регистрация по месту жительства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на жилую площадь, на которой они проживали с родителями, осуществляется самостоятельно в порядке, установленном Регламентом. При этом лицам, не достигшим 14-летнего возраста, к свидетельству о рождении выдается свидетельство о регистрации по месту жительства формы № 8.

Источник: https://04.xn--b1aew.xn--p1ai/document/2173915

Статья 20. Место жительства гражданина

Место жительства несовершеннолетних определяется

1. Местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Гражданин, сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства, несет риск вызванных этим последствий.

2. Местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов.

Комментарий к Ст. 20 ГК РФ

1. В соответствии со ст. 27 Конституции РФ каждый, кто на законных основаниях находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

При этом данное право, как и иные конституционные права и свободы человека и гражданина, согласно ч. 3 ст.

55 Конституции РФ может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях:

— защиты основ конституционного строя;

— защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц;

— обеспечения обороны и безопасности государства.

Цели, по которым могут быть ограничены гражданские и жилищные права граждан, «продублированы» в абз. 2 п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса РФ и ч. 3 ст. 1 ЖК РФ.

2. Комментируемая статья посвящена месту жительства гражданина.

В соответствии с ней «местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает», а «местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов».

В свою очередь, ЖК РФ в ч. 4 ст. 1 указывает на то, что граждане, законно находящиеся на территории Российской Федерации, имеют право свободного выбора жилых помещений для проживания в качестве собственников, нанимателей или на иных основаниях, предусмотренных законодательством.

Закон РФ от 25 июня 1993 г.

N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (далее — Закон о праве граждан на свободу передвижения) конкретизирует содержание понятия «место жительства» и устанавливает, что местом жительства являются: жилой дом, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и др.), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма) либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

———————————
Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ (далее — Ведомости СНД и ВС). 1993. N 32. Ст. 1227.

Чаще всего определить место, где гражданин постоянно проживает, достаточно просто. С некоторой степенью условности можно сказать, что это то место, где гражданин проживает всегда. Гораздо сложнее определить место жительства, если гражданин живет в разных местах. В этом случае требуется определить то место, где он проживает чаще всего (преимущественно).

Место жительства следует отличать от места пребывания. Под последним обычно разумеется гостиница, санаторий, пансионат, дом отдыха и т.п. В таких ситуациях все достаточно просто — понятно, что гражданин не может постоянно проживать в профилактории или в охотничьем домике (если, конечно, ему не предоставлено служебное жилье в этих объектах).

Есть, однако, и более сложные ситуации, когда гражданин где-либо длительное время проживает и тем не менее местом жительства место его пребывания не считается. Так, местом жительства военнослужащих срочной службы признается то место, где они постоянно проживали до призыва.

Местом жительства лиц, обучающихся в высших учебных заведениях, средних специальных учебных заведениях, учебных заведениях системы профессионально-технического образования и т.п., находящихся не в том месте, где граждане проживали до поступления в соответствующее учреждение, по общему правилу считается то место, из которого они прибыли.

Местом жительства лиц, находящихся в следственных изоляторах, местах лишения свободы и т.п., считается то место, где они постоянно проживали до взятия под стражу.

3. С местом жительства гражданское и другое законодательство связывает вопросы исполнения обязательств, открытия наследства, подачу ряда исковых заявлений, получение пенсий и т.д. и т.п.

При этом в отличие от правовой ситуации до принятия Конституции РФ 1993 г.

отечественная правовая система менее жестко привязывает осуществление гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей к административному прикреплению граждан к определенному жилому помещению (прописке).

Вплоть до недавнего времени действовали многочисленные подзаконные акты, регулирующие пресловутую прописку.

Закон о праве граждан на свободу передвижения вместо прописки ввел регистрационный учет граждан России.

При этом важно подчеркнуть, что данный Закон указывает на то, что регистрация или отсутствие таковой не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан.

Нормативные правовые акты и, соответственно, судебная практика почти всегда связывали право граждан на проживание в жилом помещении с пропиской. По данному вопросу было дано соответствующее разъяснение в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 3 апреля 1987 г.

N 2 «О практике применения судами жилищного законодательства» (п. 7) . Однако с принятием Закона о праве граждан на свободу передвижения и Конституции РФ 1993 г. норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР, вступила в противоречие с указанными актами и, как следствие, признана Конституционным Судом РФ неконституционной.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой» указано, в частности, что поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки Л.Н.

Ситаловой на нарушение ее конституционного права на жилище примененными судом в ее деле нормами ЖК РСФСР.

———————————
См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М.: СПАРК, 1995. С. 171.

Собрание законодательства РФ. 1995. N 18. Ст. 1708.

По делу было установлено, что гражданка Л.Н. Ситалова в течение пяти лет находилась в фактических брачных отношениях с гражданином В.Н. Кадеркиным и проживала в его квартире, оставаясь прописанной в другом жилом помещении. После смерти родителей В.Н. Кадеркина она поставила вопрос о прописке в его квартире, на что согласия не получила.

В жалобе был поставлен вопрос о нарушении ч. 1 ст. 40 Конституции РФ, согласно которой каждый гражданин имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен такового.

Законодатель, осуществляя регулирование этого конституционного права, обязан был следовать требованию ч. 2 ст. 55 Конституции РФ о недопустимости ущемления законами прав и свобод человека и гражданина.

Это имело непосредственное отношение к установленному в ЖК РСФСР порядку вселения в жилое помещение.

Положение ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР о праве нанимателя на вселение других граждан в занимаемое им жилое помещение «в установленном порядке» носило бланкетный характер.

Неопределенность юридического содержания данного положения не позволяла ответить на вопрос о том, какой орган и каким актом должен устанавливать этот порядок, и порождала произвольное понимание того, что оно означало по своему существу.

Отсутствие указания на вид нормативного акта, который должен устанавливать порядок вселения в жилое помещение, позволяет законодательным и исполнительным органам государственной власти различных субъектов Российской Федерации устанавливать такой порядок по собственному усмотрению, что может привести к нарушению конституционного права граждан на жилище и произвольному лишению их жилья.

Противоречива была также и судебная практика применения ч. 1 ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР. При юридически сходных обстоятельствах дела указанной категории разрешались судами по-разному, что влекло неодинаковые правовые последствия для граждан.

Из Конституции РФ и Закона о праве граждан на свободу передвижения следует, что регистрация, заменившая институт прописки, или отсутствие таковой не может служить основанием ограничения либо условием реализации прав и свобод граждан (ст. 3 Закона), в том числе права на жилище.

Однако до настоящего времени «установленный порядок», определяющий процедуру вселения в жилое помещение, понимался в правоприменительной практике исключительно как соблюдение положений о прописке, что имело место и при разрешении дела гражданки Л.Н. Ситаловой (со ссылкой на ч. ч. 1 и 2 ст.

54 ЖК РСФСР).

Таким образом, положение ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР, как в его буквальном истолковании, так и в том смысле, который ему придавался сложившейся правоприменительной практикой, приводило к нарушению ст. ст. 18, 19 (ч. 1) Конституции РФ, а также основных прав и свобод граждан, предусмотренных ст. ст.

27, 40 (ч. 1) Конституции РФ, и не согласовывалось с основаниями и условиями их ограничения, закрепленными в ст. 55 (ч. ч. 2 и 3) Конституции РФ. Вместе с тем ч. 2 ст.

54 ЖК РСФСР, определяя условия приобретения равных прав на пользование жилым помещением, не противоречила указанным конституционным нормам .

———————————
См. также Постановление Конституционного Суда РФ от 4 апреля 1996 г. N 9-П «По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы» // Российская газета. 17.04.1996. N 73.

Уже после вынесения Конституционным Судом РФ названного выше решения Правительство РФ приняло Постановление от 17 июля 1995 г.

N 713 «Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию» , а Министерство внутренних дел РФ утвердило соответствующую Инструкцию , в которых конкретизируются нормы Закона о праве граждан на свободу передвижения.

Однако с сожалением приходится отметить, что еще преждевременно говорить об окончательном «уходе» прописки из нашей жизни. Еще действуют региональные документы, которыми местные власти пытаются регулировать прописку вопреки Конституции РФ и другим указанным выше актам.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1995. N 30. Ст. 2939.

Инструкция о применении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации (утв. Приказом Министра внутренних дел РФ от 23 октября 1995 г. N 393, зарегистрирована в Министерстве юстиции РФ 16 ноября 1995 г. N 980) // Российские вести. 07.12.1995. N 223.

4. Все сказанное о правилах комментируемой статьи главным образом относится к должному. Как это часто бывает, сущее не соответствует должному. В большинстве случаев на практике в качестве места жительства гражданина признается место регистрации. И отнюдь не только в силу юридической неграмотности, правового нигилизма и т.п.

Суд, изучив обстоятельства конкретного дела, может констатировать, что гражданин постоянно или преимущественно проживает (проживал) в определенном месте. Но как быть при принятии на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях (ст. 52 ЖК)? Как поступать нотариусу при определении места открытия наследства, т.е.

последнего места жительства наследодателя? Практически в таких и множестве иных ситуаций не остается ничего другого, кроме как считать, что местом жительства гражданина является место регистрации. Не случайно, к примеру, в нотариальной практике в качестве подтверждения факта места открытия наследства, т.е.

места последнего постоянного жительства наследодателя, принимаются следующие документы:

— справка жилищно-эксплуатационной организации о регистрации гражданина по месту его жительства;

— справка органа местного самоуправления аналогичного содержания;

— справка с места работы умершего о месте его жительства;

— справка адресного бюро о регистрации гражданина по месту его жительства;

— справка жилищного либо жилищно-строительного кооператива;

— выписка из домовой книги;

— справка рай(гор)военкомата о том, где проживал гражданин до призыва на воинскую службу;

— справка органа социальной защиты населения о том, по какому адресу доставлялась пенсия наследодателю .

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Монография Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцевой, П.В. Крашенинникова, Е.Ю. Юшковой, В.В. Яркова «Настольная книга нотариуса» (В двух томах) (том II) включена в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2004 (издание 2-е, исправленное и дополненное).

См.: Настольная книга нотариуса: Учебно-методическое пособие. В 2 т. 2-е изд., испр. и доп. М.: БЕК, 2003. С. 198.

В случае сомнений, при наличии спора установление факта места открытия наследства, т.е. последнего места жительства наследодателя, может быть произведено в судебном порядке по правилам установления фактов, имеющих юридическое значение (ст. ст. 264 — 268 ГПК РФ) .

Источник: http://stGKRF.ru/20

Определение места жительства ребенка в судебном порядке

Место жительства несовершеннолетних определяется

Одной из классических правовых конструкций в сфере брачно-семейного законодательства являются нормативные предписания, определяющие место жительство несовершеннолетних детей с родителями.

Юридическая практика демонстрирует чрезвычайное распространение споров между родителями по данному вопросу, сложившиеся представления судов о способе его разрешения.

Однако это не снимает ряда проблем, привлекших наше внимание, и решение которых способно стать мотивом для совершенствования как нормативных предписаний, так и правоприменительной позиции судов при толковании действующего закона.

Базовый принцип в части права детей на место жительства закреплен в п. 2 ст. 20 ГК РФ , согласно которой местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их родителей.

И тут сразу же возникает вопрос: а почему законодатель ограничил эту норму применительно к лицам, не достигшим четырнадцатилетнего возраста? Вряд ли ответ на такой вопрос будет найдет в содержании ст.

26 ГК РФ, устанавливающей ограниченную дееспособность несовершеннолетних, достигших такого возраста, при совершении ими сделок с согласия родителей или при распоряжении своими доходами. Понятно, что ст.

26 ГК РФ не говорит нам о полной имущественной самостоятельности детей, равно как и не определяет при этом неимущественные интересы ребенка, в том числе в части определения его места жительства. Если отталкиваться от системного толкования ст. 20 и ст.

26 ГК РФ, то местом жительства детей, достигших четырнадцатилетнего возраста, является любое избранное ими для проживания место, в том числе – отдельно от родителей. Неоправданность избранного законодателем подхода при формулировании п. 2 ст. 20 ГК РФ можно устранить только при обращении к положениям СК РФ.

Судебная практика в целом исходит из того, что несовершеннолетние дети приобретают право на жилую площадь, определяемую им в качестве места жительства родителями либо соглашением родителей при их раздельном проживании.

Таким образом, само по себе определение места жительства ребенка является значимым юридическим фактом, с которым связывается возникновение и возможность реализации ребенком права на жилище, гарантированное ст. 40 Конституции РФ. Содействовать реализации этого права обязаны родители ребенка, независимо от содержания п. 2 ст. 20 ГК РФ и возраста ребенка, до достижения им совершеннолетия.

Тем более, что именно с достижением совершеннолетия, ребенок более не рассматривается в качестве такового законом (п.  1 ст. 54 СК РФ, п. 1 ст. 21 ГК РФ).

Семейное законодательство исходит из принципов, согласно которым дети имеют право жить и воспитываться в семье (ст. 54 СК РФ).

Несмотря на то, что закон не раскрывает нам понятие семьи (и надо отметить, что во многом объем этого понятия различается в зависимости от сферы его использования, как например, при регулировании семейных и жилищных, а часто и наследственных отношений), в юридическом быту сложилось понимание семьи как основанное на браке и родстве совместное проживание нескольких лиц. Таким образом, для самого определения семьи одной из ключевых характеристик является указание на совместное проживания, что предполагает совместное проживание детей и родителей.

Но семьи, к сожалению, не всегда стабильны. Статистика ежегодно приводит нам сведения об увеличивающемся количестве разводов. А это в свою очередь, ставит вопрос о том, каково место жительства детей, если родители стали проживать раздельно.

Никакой самостоятельностью при выборе места жительства закон ребенка не наделяет. Этот вопрос в большинстве случаев, зависит только и исключительно от родителей. Более того, право пользования несовершеннолетних детей жилым помещением производно от права пользования данным жилым помещением родителей или одного из них.

И в случае, например, переезда ребенка при раздельном проживании родителей, ребенок не утрачивает права проживания в ранее занимаемом жилом помещении, где он проживал с иным родителем. Хотя в данном случае по смыслу п. 1 ст.

20 ГК РФ, местом жительства ребенка является место жительства того родителя, с которым он проживает фактически, поскольку у гражданина может быть только одно место жительства в один период времени.

Согласно п. 3 ст. 65 СК РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей.

И вот в содержании этих положений таится главный, пожалуй, главный секрет разрешения споров между родителями об определении места жительства детей, на который почему-то никем не обращается совершенно никакого внимания, но который способен в корне изменить также представление судебных инстанций на рассматриваемую категорию дел.

Секрет этот прост, и заключается он в элементарном прочтении текста закона и его системном толковании.

Дело в том, что приведенная норма, устанавливающая порядок определения места жительства детей при раздельном проживании родителей, закреплена в ст. 65 СК РФ, поименованной «Осуществление родительских прав».

Одним словом, в целях достижения баланса интересов родителей при раздельном проживании и учитывая равноправие родителей, закон призван урегулировать способ осуществления родителями своих прав и обязанностейв их отношениях с детьми, и для целей защиты, в первую очередь, интересов детей, одним из которых является как раз и определение места жительства ребенка.

Стало быть, необходимо четко уяснить, что никакого самостоятельного иска об определении места жительства ребенка закон не знает, а рассматриваемые судами требования родителей, по существу представляют собой частный вид спора о порядке осуществления родительских прав, наряду, например, с требованиями об определении порядка общения раздельно проживающего родителя с ребенком.

Следовательно, перед нами только и исключительно правовое средство, реализация которого может быть обоснована одним – необходимостью родителя содействовать реализации имущественных и неимущественных прав ребенка, что прямо вытекает из содержания ст. 63, 64, а также п. 1 ст. 65 и 66 СК РФ.

Заметим также, что закон не содержит указания на право ребенка проживать с одним из родителей, устанавливая такое право на проживание в семье.

А при распаде семьи, определение места жительства ребенка имеет лишь одну цель – содействие интересам ребенка и эффективная реализация его прав на воспитание, обучение и пр.

Таким образом, если родители ребенка вследствие прекращения брака проживают раздельно, то правомерность требований об определении места жительства ребенка зависит напрямую от наличия доказательств того, что проживание ребенка со вторым родителем нецелесообразно и создает угрозы правам и интересам ребенка. По аналогии, именно на этом основана практика передачи ребенка на воспитание от родителя, лишенного или ограниченного в родительских правах.

К сожалению, иски такого рода чаще всего преследуют куда более земные цели, чем создание условий для нормальной и спокойной реализации прав ребенка.

В суд идут отцы, в надежде освободить себя от бремени оплаты алиментов, или создать возможность для пересмотра решений судов о разделе совместно нажитого имущества, когда суд отступил в интересах ребенка от равенства долей. Такие случаи многочисленны, и их ни в коей мере нельзя поддерживать.

Поскольку споры такого рода отнесены к спорам о праве, имеют исковую природу, то истцам необходимо не просто доказать, что их имущественное положение превосходит положение ответчика, но и обосновать само наличие спора о праве, наличие угрозы интересам ребенка, поскольку говорить о полной процессуальной самостоятельности родителя, заявляющего требование в суд, в данном случае, нельзя. За его спиной стоит фигура ребенка, и  в защиту интересов ребенка только и может быть заявлен иск об определении места жительства. Предпосылок для иного понимания данной правовой конструкции закон не содержит.

Именно поэтому, разрешая такие споры, суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

Недопустимо указание в судебном решении, что ребенок нуждается в отцовской или материнской любви и ласке, как основание передачи ребенка на воспитание соответственно отцу или матери, что противоречит ст. 54 СК РФ, указывающей, что ребенок имеет право на заботу обоих родителей.

По этим же основаниям широкое распространение получила практика установления места жительства детей с матерью, если отсутствуют исключительные обстоятельства, связанные с ее личностью, и установление которых должно быть определено в законе (например, употребление наркотиков, алкоголизм, отсутствие надлежащей заботы о детях или покидание детей).

Законом не установлено преимущественное проживание несовершеннолетних детей с одним из родителей, в том числе по признаку половой принадлежности, что предполагает при решении вопроса о месте жительства ребенка в связи с расторжением супругами брака исходить из интересов ребенка. Это правило закреплено в том числе в ч. 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года.

Осуществление родительских прав с использование процессуального средства – иска об определении места жительства ребенка не должно превращаться в способ противостояния родителей. К сожалению, в попытках навредить друг другу, родители часто используют своих детей в качестве орудия, в последнюю очередь задумываясь о подлинных интересах ребенка.

Эти интересы ни в коей мере не могут быть восприняты субъективно и находиться в сфере желаний. Интерес ребенка по смыслу закона – категория объективная. Поэтому закон и не предоставляет ребенку права самостоятельно определять место своего жительства с одним из родителей, хотя его мнение при достижении десяти лет также учитывается при разрешении спора.

Это вытекает также из того, что в содержание права ребенка на семью входит и право на судебную процедуру в случае нарушения его семейной жизни.

В утвержденной указом Президента РФ от 01 июня 2012 года № 761 Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы отмечается необходимость развития «дружественного к ребенку правосудия», под которым подразумевается система судопроизводства, гарантирующая уважение прав ребенка и их эффективное обеспечение с учетом принципов, закрепленных в рекомендациях Совета Европы по правосудию в отношении детей, а также с учетом возраста, степени зрелости ребенка и понимания им обстоятельств дела.

Источник: https://zakon.ru/blog/2014/9/20/opredelenie_mesta_zhitelstva_rebenka_v_sudebnom_poryadke

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.